1935 ÇУЛТА ФЕВРАЛĔН 17-МĔШĔНЧЕ ТУХМА ПУÇЛАНĂ (Газета издается с 17 февраля 1935 года)
Воскресенье, 1 Август 2021 г.
16 декабря 2020 г. 18:00

Мир стоит на пороге вакцинации от коронавируса. Поможет ли это остановить пандемию?

По всей России до конца этой недели по поручению президента Владимира Путина должна начаться вакцинация от коронавируса. Людей из группы риска будут прививать вакциной «Спутник V», разработанной научным институтом имени Н.Ф. Гамалеи. Параллельно в России и мире спешат с разработкой и других препаратов. Чем отличаются вакцины, безопасно ли прививаться, насколько устойчивым будет иммунитет — эти и другие вопросы о вакцинации «Лента.ру» задала доктору биологических наук, профессору Школы системной биологии университета Джорджа Мэйсона (США), главному научному сотруднику медико-генетического научного центра РАН Анче Барановой.

Анча Баранова: Я рекомендую каждому индивидуально оценивать свои риски. И думать. В России фактически готовы два препарата — гамалеевский «Спутник V» и пептидный от новосибирского «Вектора». У них разные и тактические характеристики, и логистические. У новосибирского препарата ожидается лучший профиль безопасности. А «Спутник», по моему мнению, должен быть более эффективным. И важно, что он доступен уже сегодня. Если бы я сейчас находилась в России, как только у меня появилась бы возможность дотянуться до «Спутника», я бы это сделала. Но я в Америке. В соответствии с возможным графиком вакцинации, который представили здесь, по моим расчетам, я смогу это сделать в апреле-июне и, разумеется, вакциной на основе мРНК.

Но все-таки что вы советуете, например, своей матери?

Что касается мамы, у меня другая точка зрения. Я женщина средних лет, с хорошим здоровьем, хоть и в изоляции, но все-таки не в бункере — хожу в магазины, в парк. То есть у меня много шансов подхватить вирус завтра, на следующей неделе, через месяц. Значит, лично мне лучше не оттягивать вакцинацию.

 

Маме — 84 года, она сидит дома, в Пензе. В магазин не ходит, ей все приносит домой сын. Выходит только на улицу гулять. Она в такой изоляции уже довольно давно, может вполне просидеть еще несколько месяцев. Я знаю, что мама очень тревожно реагирует на любое ухудшение здоровья. Если у нее повысится температура, что может произойти в ответ на вакцину «Спутник V», она сразу вызовет скорую. Отвезут ее в больницу, где вполне можно заразиться коронавирусом. В ее возрасте это точно неполезно. Поэтому мама по моей рекомендации будет сидеть и ждать, когда в массовое потребление выйдет новосибирская коронавирусная вакцина. Для нее это сейчас лучший вариант.

Может, есть какие-то анализы, которые нужно сделать, чтобы точно узнать, стоит ли конкретному гражданину делать прививку? Например, сдать кровь или что-то другое?

В теории на ваш вопрос ответ — да. Можно составить список анализов для того, чтобы сделать индивидуальные разумные рекомендации. Этих анализов много разных. Но это потребует огромных ресурсов. Я могу представить, что очень богатые люди, у которых есть врач, который их постоянно наблюдает, может их предварительно обследовать перед вакцинацией. Но в массе для населения этого точно не будет, причем не только в России, но и во всем мире.

 

Но вдруг кто-то захочет за свой счет максимально подстелить соломку — какое обследование им стоит пройти?

Неплохо было бы узнать свой иммунный статус по поводу коронавируса. Многие люди перенесли инфекцию в бессимптомной форме, тесты не сдавали. Поэтому я считаю, что лучше перед вакцинацией сдать анализ, определяющий в крови уровень иммуноглобулинов M и G.

Наличие антител IgM говорит о том, что человек недавно перенес болезнь или болеет прямо сейчас. Однако уже сейчас доказано, что вирус может персистировать (засыпать, прятаться — прим. «Ленты.ру») в организме. Иногда бывает так, что тест ПЦР, материал для которого забирают из носоглотки, отрицательный, а IgM присутствует. В этом случае результаты вакцинации предсказать трудно: может — нормально, может — бессмысленно, а может — и опасно. Лучше не рисковать и сделать прививку позже.

Насколько опасно, если прививку сделает болеющий COVID-19?

Исследований о влиянии вакцинации на переболевших и болеющих не проводилось. Вообще-то перенесенные заболевания не являются противопоказанием, так как натуральная инфекция не вызывает длительного иммунитета. То есть все равно людям рано или поздно придется вакцинироваться. Но насколько быстро после перенесенной инфекции имеет смысл это делать — мы не знаем.

У ковида бывает длинное течение. Человек вроде выздоровел, но чувствует себя плохо: одышка, болят ноги, постоянная усталость и прочее. А если еще поверх этого поставить вакцину, состояние может ухудшиться. Я не говорю, что это обязательно произойдет, но теоретически — возможно

 

Есть люди антиваксеры, а есть — суперваксеры. Последние могут сломя голову, не разбираясь, рвануть в поликлиники: «Где вакцина? Дайте две». А у кого-то — ковидный хвост, потом он будет всем рассказывать, что вакцина ужасная, вызвала обострение и прочее. В этом никто не заинтересован — ни государство, ни производители.

Допустим, я решила сдать анализ на антитела. Что конкретно он должен показать?

Я не могу сейчас назвать количество антител IgM, сопоставимое с вакцинацией, — просто потому, что в России используются самые разнообразные тесты. У некоторых уровень отсечения — 1, у других — 10. Тесты разных производителей нельзя линейно сопоставить. Поэтому в этой ситуации можно дать общий совет: если у вас даже небольшой уровень антител IgM в настоящий момент, лучше подождать, пока они полностью не исчезнут.

Антитела G говорят о том, что коронавирусная инфекция у вас когда-то была (неизвестно когда) и какой-то иммунитет сформировался. Неясно какой — защищающий или нет. Неясно — потому что тестов на IgG у нас тоже много, на разные домены вирусных белков. Если у кого-то высокий титр антител на RBD домен белка шипов (S-белка), то, скорее всего, иммунитет есть. В этом случае можно с прививкой погодить, но не потому, что она опасна, а просто уступить свое место в очереди остро нуждающемуся. В случае антител на другие домены — у нас есть популяционные данные о том, что чем их титр выше, тем выше защита. Но для конкретного человека этот тренд, к сожалению, может и не сработать. Антитела IgG высокие, а защиты, увы, нет.

Производители вакцин устроили практически маркетинговые войны: один заявляет о 92-процентной эффективности, другой тут же рапортует о 96 и так далее. Что это значит?

На базаре мы действительно интуитивно чувствуем, что между мясом за 90 рублей и за 100 может быть какая-то разница во вкусе, свежести и прочем. Но в случае с вакцинами разница, например, между 94 процентами и 92 отсутствует.

Заключение об эффективности делалось на довольно небольшой группе больных, которые выявлялись в группе вакцинированных и тех, кто не получал вакцину. Условно говоря, в одной группе 94 процента здоровых, а в другой — 96 процентов. Затем все эти данные сопоставляются. Но когда у нас семь больных, чисто случайно их могло быть и пять, и восемь. А это сильно влияет на надежность расчетов «процента защиты».

В каждом статистическом расчете дается так называемый доверительный интервал. При небольшом количестве наблюдений этот интервал довольно большой. Сегодня с точки зрения статистики надежность различия между 94- и 90-процентной эффективностью невелика

 

Степень настоящей защиты мы узнаем, когда у нас будет хотя бы тысяча-другая заболевших в контрольной группе. Единственное, что сейчас понятно, — что вакцина работает, и работает хорошо. Но это не значит, что вы будете абсолютно защищены, привившись стопроцентной вакциной.

Так доверяем или не доверяем?

Доверяем высоким процентам, но при этом не обращаем внимания на разницу между препаратами в несколько процентов. Допустим, по вакцине от «Астра Зенека» и Оксфордского университета эффективность заявлена 60-70 процентов. Вот расстояние между этим неважным результатом и цифрами в 90 процентов и выше — существенно.

Зависит ли эффективность от национальности, то есть генетических особенностей человека? Могут ли вакцины, испытанные в Европе, оказаться бессильными для россиян?

Думаю, что этнические различия в эффективности вакцин могут быть, но россиян это не коснется. Средний россиянин от европейца отличается мало, да и азиаты все же ближе к Европе, чем к Африке. А вот у жителей Африки — не у всех, но у некоторых — отличия в эффективности могут быть. Ведь и среди лекарственных средств есть такие, которые на африканцев слабее действуют, чем на европейцев. А есть и наоборот.

 

Вы говорите, что прививка на аденовирусном векторе человека — одноразовая. Почему?

Сам по себе аденовирус — это вирус человека, возбудитель относительно легких респираторных инфекций. Он может вызвать на себя иммунный ответ, причем довольно длительный. «Спутник V» сконструирован из двух уколов. Первая доза вакцины доставляется в организм в контейнере от 26-го аденовируса, а вторая — от 5-го аденовируса. После того как ваш иммунитет на коронавирус закончит действовать, организм все равно помнит встречу с аденовирусами. Если он снова встретится со «Спутником», скажем, через годик, то просто порвет его на ленточки. Опять же не у всех, но у многих, и эффективность повторной вакцинации заметно упадет.

И если 26-й аденовирус в популяции человека достаточно редко встречается, то аденовирус-5 все же нередок. В Китае, в США его достаточно много, в России — поменьше. Поэтому для тех групп населения, которые перенесли инфекцию натуральным 5-м аденовирусом, встреча с вакцинным препаратом может привести к иммунному ответу. В лучшем случае организм не даст развиться иммунитету на S-белок коронавируса, уничтожив его вместе с аденовирусной оболочкой. А в худшем — все то же самое, но еще и температура поднимется.

То есть для ревакцинации нужно выбирать препарат другого производителя?

Скорее всего, да. Но все люди разные, возможны исключения. У кого-то иммунная система послабее, у кого-то посильнее.

Аденовирусные платформы ведь могут использоваться как контейнеры не только для вакцин, но и для доставки лекарств от других опасных патологий?

В Китае уже сегодня есть препарат с онколитическими вирусами, доставка которых в организм осуществляется как раз 5-м аденовирусом. Это терапия, вызывающая «суицид» раковых клеток. Препарат направлен на опухоли головы и шеи.

Значит ли это, что сделавшие прививку «Спутником», потенциально в будущем могут остаться без этой терапии?

Свою волшебную пулю они используют, да. Но не думаю, что здесь целесообразно выбирать. Есть проблема, которую нужно решать прямо сейчас. А рака, да еще и конкретного вида, может у вас и не быть. К тому же онколитические вирусы — далеко не единственное средство борьбы с раком. А с коронавирусом надо справиться прямо сейчас.

Практически у всех производителей максимальный срок действия коронавирусной вакцины — два года. На чем основана эта цифра?

Я думаю, что такая цифра — научная догадка. Разработчики «Спутника» обосновали цифру тем, что их вакцина против коронавируса Mers-CoV (ближневосточный респираторный синдром — прим. «Ленты.ру»), изготовленная тоже на аденовирусном векторе, действовала два года. Поэтому и в случае с вирусом SARS-CoV-2 они поставили такой же предел. Но на самом деле это больше психологические цифры. На более длительные сроки страшно делать прогноз, иначе закидают шапками. Длительность иммунитета достоверно можно узнать только в режиме реального времени.

Первоисточник: Лента.ру
Поделиться:
Распечатать